Нельзя не удивляться фантазии Творца...

    Я потерял покой, узнав, что на выставку "Мир аквариума" со дня на день прибудет большая партия "диких" красных неонов (Раracheirodon axelrodi) из природных водоемов Колумбии. Кроме радости от встречи с натуральными, нс прошедшими через сотни близкородственных аквариумных генераций красными неонами я тайно питал надежду и на так называемый "прилов", то есть на новых, попадающих случайно, иногда совершенно неизвестных рыб.

    Мои надежды оправдались сторицей: в стае красных неонов плавали несколько синих (Paracheirodon simulans), какие-то нанностомусы, хемиграммусы и копеины. Об ожидавших меня испытаниях, которыми быстро сменятся радостные минуты, я знал тогда только понаслышке.

    Здесь надо сделать небольшое отступление, чтобы рассказать об одной из основных проблем импорта рыб из природы.

    Обычно рыбы прибывают очень ослабленными и нередко в крайней степени истощения. Представьте себе многокилометровый водный или пеший путь по тропическому лесу, когда рыбы находятся в тесных емкостях после стресса от поимки. Затем неоднократные пересадки, порой очень длительные ожидания, пока комплектуется вся заказанная партия, транспортировка в Европу – и все это без кормления, при недостатке кислорода, в концентрате собственных выделений. Все-таки удивительно выносливо рыбье племя!

    Но вот путешествие окончено, и рыбы попадают в другие климатические условия, в совершенно иную по химическому составу воду, куда их сразу приходится пересаживать из того "бульона", в котором они прибыли. Многие переселенцы не выдерживают уже в дороге, остальных приходится выхаживать, как тяжелобольных детей. Надо ли говорить о переживаниях аквариумиста, ежедневно наблюдающего их гибель?

    Высаженные из транспортных емкостей рыбы проходят через первую волну болезней, привезенных с собой. Прибывшие с ними болезнетворные организмы – тоже "дикие", и привычные аквариумные лекарства им не страшны. Поэтому, кроме "слабеньких" эритромицина и тетрациклина, используется настоящая "отрава" – формалин, метиленовый синий, малахитовый зеленый, соли меди, кефзор, нитрофуран.

    В ту весну первая волна болезней длилась три недели. Она унесла треть привоза, или около двух тысяч превосходных рыб. И вот, наконец, в апреле 1994 года я привез домой два десятка разноразмерных красных неонов, десяток синих да две дюжины нанностомусов и хемиграммусов.

    Но беда была уже на пороге. На следующий же день эпидемия вспыхнула с новой силой, и опять пошли в ход лекарства, ежедневная двукратная смена воды, не говоря уже об огорчениях при вылове очередных жертв болезни. На этот раз погибла чуть ли не половина привезенных мной рыб. Причиной, вероятно, явилась встреча новоселов с армией местных болезнетворных микроорганизмов, против которых у них не было иммунитета.

    Переборовшие болезни рыбки начали быстро расти, являя чудеса обжорства, и в начале мая я решился пересадить новичков в общий аквариум, где среди различных харациновых жили полтора десятка самцов "домашнего" красного неона.

    Через три дня около десяти часов вечера в общем аквариуме неожиданно начался групповой нерест красных неонов. Я занимаюсь этой рыбкой с 1989 года и знаю, что изредка красные неоны нерестятся и при полном освещении. Но такого энтузиазма, как в этот раз, мне видеть не доводилось. Суматоха поднялась на весь аквариум: неоны нерестились, а остальные наперегонки ели выметанную икру. Понять, сколько самок мечут икру, в этой круговерти было невозможно. Когда же через несколько дней повторилось то же самое, я понял, что надо срочно приниматься за устройство нерестовиков. Подготовил два аквариума (18 и 35 литров), рассчитал желательное время предстоящего нереста и стал ждать.

    Однако у рыб насчет сроков нереста было свое мнение, и третий групповой нерест произошел снова неожиданно и опять при полной "иллюминации" и всеобщей суматохе среди населения аквариума.

    На этот раз я вмешался и, прервав нерест, отсадил две "классические" пятерки (две самки и три самца), причем все самки были "дикие", а самцы – по два "домашних" и по одному "дикому". На вторую ночь, под утро, одна из самок в 18-литровом аквариуме выметала полтора десятка икринок. Вторая пара просидела в нерестовике еще двое суток, но безрезультатно. По всей видимости, второпях я поймал уже отнерестившихся самок. На другой день в 35-литровый нерестовик в ту же воду, опустив рН до 4,5, уже в спокойной обстановке я посадил двух самых полных самок и трех "диких" самцов. "Домашних" самцов я решил не использовать, так как, по наблюдениям, они вели себя во время нереста пассивнее "диких".

    На следующий вечер около десяти часов начался нерест, и снова при полном комнатном освещении. Я впервые так запросто наблюдал икрометание красных неонов. Нерестилась одна самка, а вторая старалась держаться в сторонке, хотя сновавшие по всему аквариуму самцы пытались вовлечь и ее. Весь нерест проходил прямо-таки в бешеном темпе, без передышек.

    Рыбы были настолько возбуждены, что не обращали на мое присутствие никакого внимания. Самцы, толкаясь и норовя оттеснить друг друга, догоняли самку и стремились притиснуться к ней боком. Если она позволяла это сделать, самец, находясь с внешней стороны, начинал крутой поворот, увлекая самку в движение по закручивающейся спирали, почти "волчком". Зачастую рыбки, не завершив и одного витка, резко разлетались в разные стороны, как бы оттолкнувшись друг от друга. В этот момент происходило само икрометание и на дно падали несколько икринок. Потеряв самку, самцы метались по всему аквариуму, устремлялись друг за другом, между ними непрерывно возникали стычки. На выметанную икру рыбки не обращали никакого внимания, они просто ее не замечали.

    Проанализировав увиденное, я пришел к выводу, что строгие рекомендации по разведению красных неонов, которыми изобилуют многочисленные публикации, по всей видимости, вырабатывались (а чаще просто переходили из статьи в статью) в то время, когда красный неон был "проблемной" рыбой и аквариумисты не были уверены в вероятности его разведения. Большую роль сыграло и то, что это были рыбки, прошедшие десятки циклов инбридинга, об отрицательных последствиях которого широко известно.

    Вкратце мои наблюдения сводятся к следующему.

    Для готовых к нересту рыб важна не столько освещенность, сколько время суток: нересты происходят ночью, чаще после 10 часов вечера.

    Для молодых рыб преобладание самцов необязательно, более того, при избытке самцов много сил и времени тратится на потасовки. Иначе говоря, таких рыб можно сажать на икрометание парами. Групповые нересты (по 10–15 рыб), разумеется, возможны, и в природе, видимо, зачастую так и происходит, когда в "нерестовую" станку сбиваются готовые к размножению рыбы.

    Но в аквариумных условиях любитель чаще всего не имеет возможности разобраться, какие рыбы в группе нерестились, а какие лакомились чужой икрой. Красные неоны нередко приступают к икрометанию лишь через несколько дней после посадки в нерестовик, и если отобранные вами самки становятся готовыми к нересту неодновременно, то после откладки икры одной из них приходится высаживать всех, срывая таким образом нерест тех самок, которые могли бы отметать икру на следующий день.

    Не могу согласиться и с утверждением о том, что харациновых, живущих в природе в мягкой воде, опасно содержать в жесткой. Прибывающих на выставку "Мир аквариума" рыб сразу переводят в обычную водопроводную воду (жесткость 10–15°), где они живут без заметного ущерба для своих репродуктивных способностей.

    А теперь о пресловутой стерильности, к которой призывают авторы многих публикаций при описании нереста харациновых. Видимо, неудачи при разведении "проблемных" рыб и привели любителей к мысли о том, что в нерестовике необходима полная стерильность, в связи с чем много сил тратится на проваривание, ошпаривание, озонирование, травление кислотой и содой и т. д. А ведь некоторые из этих процедур просто вредны (манипуляции с химическими веществами), а то и опасны для жизни рыб, икры, мальков (озонирование). Трудно представить, чтобы, скажем, в Амазонии вода быстрого потока, где в зарослях элодеи нерестятся Inpaichthys kerri, или заболоченного рукава, в котором живут и размножаются красавцы-неоны, была стерильна. Да и сами рыбы являются носителями целой коллекции разнообразных грибков и бактерий.

    На мой взгляд, речь должна идти не о стерильности воды и оборудования, а о чистоте, которая позволила бы избежать появления в нерестовой воде ненужных (вредных) примесей; но "чистый" – не значит "стерильный". Простерилизовать воду можно, но стоит поместить в нее рыб, и они принесут с собой полный ассортимент вредоносных микроорганизмов. На деле неприятности кроются совсем в другом.

    Если не принимать во внимание экстремальные ситуации, когда условия для нереста чем-то резко не соответствуют природным или рыбы не готовы к нересту, причины неудач разведения харациновых можно систематизировать следующим образом: гибель спермий (неоплодотворение икры) чаще всего происходит из-за несоответствия активной реакции воды (для красных неонов жизненная зона половых продуктов находится в пределах рН 4–6); оплодотворенная икра погибает при превышении общей и особенно карбонатной жесткости нерестовой воды (для красного неона общая жесткость–0,5–2,0, карбонатная – 0–0,1); если же часть икры в этих условиях выживает, в дальнейшем мальки развиваются с уродствами (сколиоз, недоразвитие внутренних органов и т. д.); гибель в личиночной стадии происходит по причине той же излишней жесткости; от "водянки", которая наступает при недостатке жесткости (красным неонам в аквариумных условиях это не грозит) или при избытке ионов натрия (смягчение жесткой воды Na-катионированием – см. № 3 за 1994 год), интенсивно задерживающих жидкость в теле личинки, вызывая отек; мальки нередко погибают от голода или из-за перенасыщения воды соединениями азота; бывают и другие причины, которые любитель может найти сам.

    Характерный дефект проявляется у мальков, которых выращивали в условиях критического перенасыщения нитритами: учащенное дыхание в условиях хронического отравления приводит к атрофированию жаберных крышек. Такие взрослые рыбы имеют обнаженные жабры.

    Поняв бесплодность идеи стерилизации нерестовой воды, я сознательно пошел на многократное ее использование. Слежу только за жесткостью и активной реакцией (рН) да еще пропускаю эту воду через сачок из плотного нейлона для удаления мусора перед повторной заливкой. В такой воде и состоялись оба описанных выше нереста "диких" красных неонов. Делая первую замену 2/3 воды в нерестовике, я оставляю большую ее часть: она идет или в новый нерестовик, или на пополнение при чистке емкостей с мальками.

    Сравнивая "домашних" и "диких" красных неонов, я, безусловно, отдаю предпочтение последним. Они более активны не только во время нереста, но и в обычной обстановке. Между рыбками иногда возникают безобидные стычки (нередко и между самками), чего не замечается за "домашними". Поймать их в аквариуме гораздо труднее: они быстро плавают и ловко прячутся среди растений, что говорит об их высоком жизненном тонусе. Мне думается, что из-за крайне ограниченных возможностей обновления крови наших аквариумных рыб за счет "диких" природных форм происходит постепенное их вырождение, что увеличивает степень их "проблемности" при разведении.

    Немного об окраске красных неонов. Нельзя не удивляться щедрости и фантазии Творца, подарившего этой маленькой рыбке буквально двумя мазками такую пронзительную красоту. Яркость окраски молодых рыб довольно изменчива. И светящаяся лента, и красный цвет нижней части тела в зависимости от времени суток и настроения рыбки могут сильно бледнеть. Ночью почти полностью отсутствуют привычные цвета, вместо светящейся ленты над животом выделяется смутное сине-фиолетовое пятно.

    Особой брачной окраски практически нет, так как из-за ночного икрометания в ней нет необходимости. Признаком предстоящего нереста для внимательного любителя может послужить сохранение у рыб яркой дневной окраски в поздние вечерние часы и некоторое оживление в поведении. Знаменитая "неоновая" полоса может иметь оттенки синего, зеленого, золотистого и даже розового тонов (при испуге). У хороших экземпляров неокрашенная в красный цвет часть брюшка имеет ясно выраженный бирюзовый оттенок, а по хребту, от затылка до основания спинного плавника, тянется узкая темно-красная полоса. С возрастом окраска как бы стабилизируется.

    Самка крупнее самца; у нее более широкая светящаяся полоса, линия брюшка всегда выпуклая. У самца тело узкое, линия брюшка прямая, даже если он основательно подкрепился. И еще один признак, который помогает разобраться, если другие выражены нечетко: у самки на анальном плавнике более глубокая выемка, у самца внешний край этого плавника почти прямой.

    Думаю, интересным может показаться тот факт, что при отловах в природных водоемах время от времени попадаются красные неоны размером до девяти сантиметров, тогда как длина их в аквариуме не более шести (Tierreich, 1969).

    Красные неоны – спокойные, миролюбивые, очень выносливые рыбы свободной воды. В обычной обстановке самцы не проявляют внимания к самкам и по поведению от них не отличаются. Рыбы не любят яркого освещения, при котором начинают стаей плавать вдоль наименее освещенной стенки, как бы стараясь уйти в тень. Кормиться предпочитают в толще воды или у поверхности, хотя, проголодавшись, обшаривают и дно. Пересаженные в нерестовый аквариум вечером, они мечут икру на следующие сутки (нередко на вторые-третьи), в период с 10 часов вечера до 2 часов ночи, а иногда под утро, преимущественно в темноте. Поэтому любители редко замечают икрометание, происходящее в общем аквариуме.

    В некоторой степени нерест стимулируется интенсивной продувкой: волнение воды вынуждает рыбку двигаться. Хорошим стимулятором нереста является повышение кислотности воды до рН 5,5–5.0 (и даже до 4,0) с помощью ортофосфорной кислоты. Никаких органических добавок (вытяжки торфа, шишек, мха и т. д.) не требуется. Не следует добавлять и дезинфицирующие вещества – они эффекта не дают. Хотелось бы обратить внимание любителей на то, что используемая для нереста очень кислая вода опасна для здоровья многих аквариумных рыб, тогда как красные неоны и некоторые другие амазонские харациновые могут в такой воде жить.

    Надежный объем нерестовика – свыше 20 литров. Чаще всего наши любители применяют групповой нерест (3 самца и 2 самки), но, как отмечалось выше, это оправдывается не всегда. Если есть выбор, лучше, чтобы самки были моложе самцов. Для нереста используют самых ярких особей, отбирая самок с хорошо наполненным брюшком и самцов, которых труднее поймать.

    Пересадку рыбы переносят легко. В связи с тем, что нерест происходит в свободной воде и производители довольно оживленно плавают по всему аквариуму, пространство должно быть без растений. Однако на дне все же следует разместить несколько мелколистных кустиков, чтобы за ними могли укрываться рыбы в дневное время. На поверхности могут плавать два-три небольших папоротника или немного риччии. Нерестовая температура – 26°С, но икра может быть выметана и при 23, и при 28°С.

    От удачно подобранных партнеров икры может быть сравнительно много. Однажды при пересадке я насчитал 389 вылупившихся мальков, а икры было процентов на двадцать больше (в среднем на самку приходилось около 200 икринок). Опытные любители определяют удачную пару и в дальнейшем сажают на нерест только вместе, уменьшая раз от раза объем нерестовика. Такой вариант хотя и создает дополнительные хлопоты, но позволяет добиться очень высокой плодовитости (до 700–900 икринок при объеме нерестовика 3–5 литров).

    Подготовка красных неонов к нересту не имеет каких-то своих особенностей. В межнерестовый период рыбок лучше содержать при температуре 22– 23°С. Перед нерестом неплохо дней на десять-двенадцать отделить самцов от самок, улучшить рацион питания, отдавая предпочтение разнообразным качественным живым кормам, ежедневно заменять часть воды (хотя бы процентов десять объема). Так как красный неон практически всеяден, нужно время от времени давать рыбкам крошки сухого белого хлеба, немного сыра, манной крупы (после 2–3-минутного кипячения). Но при этом надо иметь в виду, что если не предоставить возможности откормленной самке своевременно участвовать в нересте, может произойти перерождение набранной икры, ее отвердение, ведущее вначале к бесплодию (при раздутом животе), а затем – к преждевременной гибели. Особенно это опасно в зимний период, когда рыбы активно размножаются. Надежды на то, что они отнерестятся и в общем аквариуме, не всегда оправдываются. Если обстоятельства не позволяют высаживать подготовленных рыб на нерест, их следует перевести па один-два месяца на "голодный" режим, и самки израсходуют на питание организма переполняющую яичники икру.

    Особо следует обратить внимание на реакцию потомства на свет. Личинки, выклевывающиеся через 18 часов с момента нереста и еще не имеющие глаз, вообще его не переносят. В этом легко убедиться, осветив в нерестовике "стеклянные шарики" с коротенькими хвостиками – сразу начинается такая паника, что лучше бы и не освещать. Очевидно, что развивающаяся икринка так же страдает от попавшего на нее света, только не может от него укрыться, и если эта пытка затягивается, она погибает. Поэтому аквариум с икрой должен быть затемнен полностью уже на следующее утро после нереста.

    Но как только пройдут определенные природой 105–110 часов с момента нереста мальки, теперь уже зрячие, начинают охотиться за кормом. Светом их не испугаешь – будто подменили. Теперь верхнее затемнение и одну теневую стенку надо снять и сразу дать корм. С этого времени молодь не то чтобы боится, но избегает ярко освещенных участков, устремляясь в углы, под листья и т. д. Одновременно она демонстрирует еще одну особенность, которую можно понять как желание иметь "крышу над головой". Впервые я обратил на это внимание, когда в гигиеническом нерестовике (без растений и грунта) стайка мальков постоянно сидела или висела под грушевидной губкой фильтра, прилепившись к ней спинами. Если малек и отплывал, то ненадолго, и буквально кидался назад на спасительную губку. Некоторые мальки, прикрепившись спиной к раковинам улиток, вместе с ними медленно путешествовали по дну и стенкам. Довольно сильное боковое освещение их не пугало, скорее всего им просто надо было иметь "крышу над головой".

    После таких наблюдений я стал помещать в аквариум с мальками растения, среди которых они устраиваются, как хотят, и чувствуют себя в безопасности. В двухнедельном возрасте молодь в основном выходит из укрытий и держится, подобно взрослым рыбам, на открытом месте, изредка уходя в растения.

    Первые семь-десять дней мальки обязательно должны питаться кормом, который по величине меньше науплиев артемии салина. Мне ни разу не удалось поднять молодь красного неона только на артемии, хотя подобные рекомендации в литературе встречаются. Поскольку, по моим наблюдениям, мальки иногда испытывают затруднения при резком переходе на другую пищу, науплиев артемии надо добавлять к более мелким компонентам уже с третьего-четвертого дня кормления. Чтобы не оставалось несъеденного корма, в аквариум помещают несколько небольших улиток. Так как они плохо переносят кислую "неоновую" воду и часто гибнут, следует своевременно удалять их из аквариума.

    С началом кормления мальков подстерегает смертельная опасность – ядовитые соединения азота (нитриты), к которым красный неон весьма чувствителен. В период выкармливания это фактор наибольшего риска. Чем меньше емкость, в которой живут мальки, тем эта опасность реальней.

    Через неделю после начала кормления при чистке дна надо начинать добавлять более жесткую воду.

    Мальки красного неона растут медленно. Первые признаки родительской окраски появляются через три недели: сначала еле заметная зелень на яблоке глаз, затем полоса и краснота в хвостовой части тела. Окрашивающиеся мальки бывают еще очень малы и их не следует объединять со сверстниками других видов, особенно если те бойкого нрава.

    После появления взрослой окраски рост рыб заметно ускоряется. Они становятся более стойкими к аквариумным "невзгодам". Первым признаком разделения пола можно считать выпуклость брюшка у самок. Самцы постепенно начинают отставать от самок по величине.

    Вопреки бытующему мнению красный неон – весьма крепкая и выносливая рыбка. И сели нс допускать грубых ошибок, вероятность вырастить без потерь всех поплывших мальков очень велика. Мне неоднократно удавалось сохранить весь приплод.

    Если вы захотите получить потомство от красных неонов, то предметом особого внимания должно быть следующее.

    До появления на свет икринки: состав нерестовой воды; просторный нерестовик; полноценные производители. От икринки до окраски мальков в родительские цвета: длительное кормление мелким живым кормом; плавный перевод на более жесткую воду; постоянное удаление излишков корма и отходов, иначе может произойти отравление мальков соединениями азота.

    Чтобы своевременно выполнять все необходимые работы по кормлению рыб и замене воды с последовательным увеличением се жесткости, можно воспользоваться простым графиком (дневником), в котором события изложены в хронологической последовательности в течение месяца, с момента появления на свет икринки.

    Проставив в графике календарные даты, вы будете знать свои ежедневные обязанности.

    График работ по кормлению и замене воды при выращивании мальков красного неона
Последовательность замены воды в емкости, где находятся личинки, мальки
Отсчет дней с момента нереста
Календарная дата
Рацион кормления
    1   До 5-го дня – развитие личинки за счет желточного мешка.
    2   Переход на "внешнее" питание – после наполнения плавательного пузыря.
    3   Первое кормление – через 105-110 часов с момента икрометания, сразу после того, как личинка поплыла.
    4    
    5    
  Ежедневно при чистке дна от экскрементов и остатков корма добавлять водопроводную (жесткую) воду 6   С б-го по 11-й день – кормление коловраткой (пресно водной или солоноводной), науплиями циклопов, инфузорией 3-4 раза в сутки. На ночь давать корм и оставлять слабый свет. С 10-го дня добавлять понемногу в рацион свежевылупившихся науплиев артемии.
На 7-й день - первая замена 2/3 объема воды на свежую такой же жесткости и рН.   7    
    8    
    9    
    10    
    11    
  - с 12-го по 16-й день по 5 миллилитров; 12   С 12-го дня – перевод на кормление науплиями артемии
    13   3 раза в день.
    14   До 15-го дня добавлять в рацион коловратку, науплиев
На 15-й день - вторая   15   циклопа или инфузорию.
замена 2/3 объема воды   16    
на мягкую. - с 17-го по 20-й день по 10 миллилитров; 17    
    18    
    19    
На 20-й день - третья замена 2/3 объема воды на сходную по жесткости   20    
  - с 21-го по 24-й день по 50 миллилитров; 21    
    22   С 22-го дня ввести в рацион мелкого циклопа или дафнию, продолжая кормить науплиями артемии.
    23   При отсут ствии циклопа и дафний – только артемией.
    24    
  - с 25-го по 30-й день по 100 миллилитров 25   В конце срока добавлять к рациону мелконарезанный трубочник (если подросшие мальки его едят).
    26    
    27    
На 28-й день - 4-я замена 2/3 объема воды на отстоявшуюся водопроводную.   28    
    29    
    30    
         


© И.И.Ванюшин, Аквариум № 4-95